ОГНЕННЫЕ СТРЕЛЫ АРДЖУНЫ. СП «БраМос аэроспейс»

 

Содержание

  1. Предыстория
  2. Создание совместного предприятия
  3. Деятельность предприятия
  4. Заключение

Предыстория

В феврале 1792 г английские войска под командованием лорда Корнуоллиса при осаде столицы Майсурского княжества Серингапатама возглавляемого султаном Типу впервые столкнулись с ракетным оружием. Применённые  войсками  «Майсурского тигра» ракеты, имевшие дальность около 1000 метров,  представляли собой железную трубу начиненную порохом, в качестве направляющих использовались бамбуковые шесты. Основываясь на опыте 3 и 4 англо-майсурских войн англичанин У. Конгрив создал ракеты, получившие его имя и стоящие на вооружении многих армий, в том числе и Российской Империи.

В ходе 4 англо-майсурской войны, 6 апреля 1799 г. Серингапатам был взят, султан Типу убит.  Победа принесла англичанам господство в Южной Индии длившееся 148 лет.

В независимой Индии первые работы в области ракетного оружия начались в 1958 г и к началу 70-х удалось разработать противотанковый ракетный комплекс первого поколения, а так же реактивный  двигатель с тягой в 3000 кгс, созданный на основе советского двигателя от зенитной ракеты ЗРК С-75. На втором этапе в период с начала 70- до начала 80-х велись работы по проектам «Девил» — создание зенитной ракеты по образцу советской  и «Вэлиант» — создание баллистической ракеты с дальностью 1500 км. В плане конечного результата работы закончились безрезультатно, но позволили получить необходимый опыт, для  осуществления последующих проектов.

По настоянию министра обороны Р. Венкатарамана д-р Калам и д-р Аруначалам объединили все ведшиеся работы в области ракетного оружия в комплексную программу разработки управляемого ракетного оружия (IGMDP) которая была утверждена правительством Индии 23.07.1983. В соответствии с этой программой были разработаны баллистические ракеты средней дальности семейства «Агни», оперативно-тактические ракеты семейства «Притхви», ЗРК с ракетами «Акаш» и «Тришул», ПТРК третьего поколения «Наг» Проводились работы по модернизации уже имеющихся образцов. Так если у первых серий  ракет типа «Агни» время подготовки к пуску составляло 2 часа, то у последних 15 минут.

Индийские военные понимали, что для обеспечения безопасности страны необходим третий компонент ядерной триады – подводный.  В 1988 г. индийские ВМС получили в аренду от СССР, сроком на три года,  атомную подводную лодку проекта 670.  В индийских ВМС эта ПЛАРК получила имя «Чакра» (S-71) Подводная лодка была вооружена ракетным комплексом «Аметист-ОП» производства НПО «Машиностроения». В 1985-86  этим предприятием была разработана экспортная конструкторская и эксплуатационная  документация на этот комплекс для индийских ВМС. С 1989 г. по решению правительства СССР НПО «Машиностроения» было подключено к отдельным научно-техническим консультациям специалистов РИ в области ВТС. В январе 1991 г. индийцы вернули  арендованную АПЛ, все их попытки или продлить аренду либо получить в аренду новую АПЛ оказались безрезультатны.  К этому времени Индия покупала советские и немецкие  ПЛ,  пыталась строить свои, но все эти действия  обесценивались отсутствием комплекса ракетного вооружения большой дальности.  СССР был готов предоставить Индии только комплексы «Малахит» имевшие дальность 120 км и дозвуковую скорость полета, что конечно  было явно недостаточно. Индийские партнеры хотели получить комплекс аналогичный «Граниту» В итоге они приняли решение  о разработке собственного комплекса ракетного оружия получившей название «Сагарика» (Океанская)

К этому времени рухнул Советский Союз, практически прекратилось финансирование обороной тематики.  Было понятно, что выживать нужно самостоятельно.  В этом отношении у НПОМ были определенные преимущества, например широкая «разнопланововсть»  выполняемых работ, некоторый опыт во внешнеэкономической деятельности.

В Индии тщательно изучили опыт войны в Персидском заливе и пришли к неутешительному выводу, что в подобной ситуации их страну ждала бы судьба Ирака. Индия ничего не могла противопоставить «Томагавкам». В Индии помнили подобное чувство  в период войны 1971 г.  Тогда американский 7 флот вошел в Бенгальский залив для нанесения удара по Индии. Только подошедшие корабли Тихоокеанского флота СССР, буквально вставшие стенной между кораблями США и побережьем предотвратили такое развитие событий.  Никсон попробовал надавить на Брежнева ссылаясь на секретные статьи договора заключенного между США и Пакистаном еще во времена Кеннеди и предусматривающие оказание ему военной помощи в случае войны с Индией.  Так же американцы попробовали вовлечь в конфликт Китай. Но Брежнев остался непреклонен, более того Москва заверила Нью-Дели что в случае агрессии КНР, выступит на стороне Индии. Однако было понятно, что в сложившихся условиях ждать подобных действий от Горбачева/Ельцина было бы наивно. Индия лишилась своего единственного союзника. Все это еще более укрепило желание индийцев иметь крылатые ракеты в своем арсенале.

При этом Индия рассматривал крылатые ракеты как средство первого удара, впрочем, они им и являются.  В своей книге С. Пиллаи написал  про высокоточные крылатые ракет «они должны были стать нашим волшебным оружием первого удара»

Индия понимала, что в этом деле ей может помочь только Россия. Между странами сохранились самые добрые отношения на всех уровнях от правительства до отдельных ученных. Первый индийский спутник «Арьябхатта» был запушен  советской РН с космодрома Капустин Яр, да и  последующие индийские спутники «Бхаскара-1», «Бхаскара-2», IRS-1A, IRS-1B, IRS-1C  так же запускались советскими РН. Индийский космонавт Ракеш Шарма провел 7 дней на советской станции «Салют» Советский вклад в развитие индийских космических исследований был огромен.

Естественно содействие оказывалось и в военном ракетостроении, например по аэродинамическим расчетам ракеты «Акаши»,  отработке ее двигателя.

 Создание совместного предприятия

С декабря 1991 г НПО Машиностроения усилило сотрудничество  индийской стороне в формате консультаций, которые проводились поочередно то в России то в Индии, куда командировались группы аэродинамиков, гидродинамиков, прочнистов, математиков. Проводились консультации по аэробаллистике, гидродинамике, специальным конструкциям, аккумуляторам давления и т.д. Большой проблемой была оценка стоимости таких консультаций. Индийская сторона считала, что 500 долларов за консультацию является адекватной ценной. Пришлось ссылаться на опыт других предприятий, в частности на ЛНПО «Рубин» где стоимость была на порядки выше. В итоге были согласованы общепринятые в мире цены. Финансовые средства, полученные от сотрудничества с Республикой Индия в тот период сыграли огромную роль в сохранении коллектива НПОМ.

Довольно быстро стало ясно что, не смотря на огромное желание сравняться  со странами лидерами ракетостроения, у индийского стороны не хватает опыта, недостаточно квалифицированных кадров, отсутствуют необходимые вычислительные мощности. Возникли сомнения в возможности создания комплекса ракетного оружия, пусть и с консультациями российской стороны. К этому времени д-р Абдул Калам  был назначен руководителем Организации Оборонных Исследований и Разработок.

Президент д-р Абдул Калам

             Президент д-р Абдул Калам

Нельзя не сказать несколько слов об этом человеке. Тамил, мусульманин, окончил Мадрасский технологический институт (Ченнаи)  «индиец на 200 процентов», автор книги «Индия-2020» по сути плана технологической трансформации страны.  Если В. Сарабхаи называют «индийским  Циолковским» то г. Калам без сомнения «индийский Королев». Руководил созданием первой индийской  космической ракеты SLV-3. В 1963-64  годы посещал научные центры НАСА.  Через несколько десятилетий это стало основанием для утверждений западной прессы, что  своим успехам в ракетостроении  Индия обязана США. По этому поводу  д-р Калам сказал «Конечно, в этом есть доля правды, — однако единственная «живая» ракета, которую мне показали американцы, потерпела аварию при запуске и грохнулась рядом с джипом главного администратора НАСА!»  д-р Калам был ключевым участником большинства индийских проектов в области ракетного оружия, проведения ядерных испытаний. В 2002-2007 гг.   11-й  Президент  Республики Индия. Поэт.

А. Калам так же понимал,  что необходимы более тесные формы сотрудничества.

В один из своих визитов Москву г. С. Пиллаи, бывший в то время одним из руководителей ракетного направления в ООИР, сказал, что Индия ищет такую ракету как «Томагавк», но с более высокими ТТХ. После короткого обсуждения представители НПОМ ответили, что у них есть подходящий двигатель, но разработка ракеты прекращена ввиду отсутствия финансирования. Во время визита Г. Ефремова в Нью-Дели в январе 1993 г. А. Калам сделал предложение о создании совместного предприятия и получил предварительное согласие.

К этому времени в НПО Машиностроения рассмотрели возможные варианты сотрудничества с индийской стороной. Рассматривался вариант продажи лицензии на производство в Индии противокорабельных ракет. Однако этот вариант не мог быть реализован, так как у НПОМ не было в то время готовой разработки отвечающей требованиям индийской стороны. На разработку документации требовалось 3-4  года и деньги, которых не было.

Более полное техническое содействие в разработке РИ  ракетного комплекса могло обеспечить только незначительную загрузку  конструкторов, а находящиеся в наиболее тяжелом положении заводы изготовители заказов бы не получили.

Вариант технического содействия путем продажи отдельных агрегатов и систем был технически сложно реализуемым, ввиду высокой  степени интеграции конечного изделия, кроме того был финансово невыгоден.

Совместное производство, предусматривающее участие двух сторон в разработке,  серийном производстве и реализации ракет на мировом рынке был наиболее интересен для российской стороны. Этот вариант позволял привлечь для разработки ПКР значительные финансовые средства индийской стороны, обеспечить многолетнюю загрузку разработчиков и изготовителей РК, полностью использовать рынок вооружений Индии и третьих стран.

Выгодным  так же считался вариант продажи  ракетных комплексов, но было понятно, что индийская сторона в этом не особо заинтересована.

Двигатель 3М55

                   Двигатель 3М55

В следующий приезд С. Пиллаи в Москву Г. Ефремов показал ему двигатель, и сообщил, что в настоящее время одна из немецких фирм обратилась с просьбой продать технологию ПВРД. Однако НПОМ отверг это предложение по нескольким причинам, в том числе и по политическим. Однако учитывая хорошие отношения между Россией и Индией он думает, что правительство не будем возражать против такого контракта с индийской стороной.

Совместно с А. Каламом к созданию СП было подключено посольство Индии.  Посол Индии Р. Сен поддержал эту идею и отправил соответствующее письмо премьер-министру Н. Рао и министру обороны страны.

6 сентября 1993 г. посольством РИ председателю «Гособоронпром» В. Глухих и Генеральному директору НПО Машиностроения было передано официальное обращение с просьбой правительства и министерства обороны Индии дать согласие на создание совместного предприятия. В августе 1995 г. был подписан договор о намерениях. В ноябре 1995 г. руководитель ООИР д-р А. Калам сообщил в адрес «Госкомоборонпрома», что правительство Индии одобрило создание совместного предприятия  с уставным капиталом 250 млн. долларов и распределением его между индийской и российской стороной в соотношении 50,5:49,5

Этому предшествовало довольно длительное согласование, как размера уставного капитала, так и его распределения. Первоначально российской стороной предлагался уставной капитал в размере 1,5 млрд. долларов и распределении его в пропорции 50:50. При этом российская сторона вносит свою долю интеллектуальной собственностью, а индийская деньгами (750 млн. долларов) Индийская сторона посчитала это не реальным и в ходе переговоров уставной капитал был снижен до 250 млн. Предполагалось, что ООИР и НПОМ будут иметь по 49% акций, а 2% будет принадлежать индийскому финансовому институту. Впоследствии по настоянию российской стороны третий участник был исключен по соображениям секретности. Учитывая желание российского соучредителя чтобы компания оставалась частной (для снижения уровня контроля со стороны индийских государственных органов) доля ООИР составила 50,5% (менее 51%). Время показало, что это было одно из самых удачных решений, обеспечивших  динамичное развитие предприятия. Компанию было решено зарегистрировать в Индии, в том числе и по причине отсутствия соответствующей нормативной базы в РФ.

Согласие Н. Рао на создание СП было смелым шагом, так как у индийского правительства просто не было на это денег. Впрочем, денег не было и у НПО Машиностроения. При этом ООИР продолжала настаивать на своей точке зрения, что СП будет успешным, только если  все стороны внесут свои доли «живыми» деньгами. Это был тупик.

Решение вопроса было найдено новым послом Индии в России г. Л. Ламба, предложившим использовать для покрытия российской доли уставного капитала часть долга Индии Советскому Союзу. Согласие Резервного банка Индии было получено довольно быстро, однако проблемы возникли в Минфине России. Там считали, что во времена СССР курс рупии был завышен ввиду дружественных отношений между странами, но сейчас все должно основываться на долларе. Кроме того Минфин не может принять долг в качестве инвестиции.

Оставался последний путь – принятие политического решения. В этом деле одним из основных факторов стал авторитет Г. Ефремова в  федеральных органах власти, академических кругах и промышленности, наработанный за многие годы работы. Были предприняты действия по выпуску Распоряжения Президента с соответствующими указаниями правительству РФ. Согласование документа продвигалось с большим трудом, в федеральных органах исполнительной власти высказывались большие сомнения в возможности реализации проекта. Считалось, что индийская сторона не имеет опыта разработки ПКР и интерес индийской стороны состоит в получении знаний и технологий для создания собственных образцов. Отсутствовала нормативная база по совместной с иностранными государствами разработке ВВТ.

Для снятия сомнений российской стороны и подтверждения серьезности своих намерений ООИР была организована поездка российских специалистов по ключевым объектам ракетной промышленности Индии в Дели, Дехрадуне, Хайдарабаде и Бенгалуру.

В январе 1997 г. было подписано Распоряжение Президента РФ Б. Ельцина, поручившего правительству РФ организовать работу СО «Брамос» Особая роль в подготовке этого документа принадлежит руководителю Службы Внешней Разведки В. Трубникову и сотруднику аппарата Президента РФ У. Ярцеву. Понадобился еще год для подготовки Межправительственного соглашения, которое было подписано 12 февраля 1998 г.  В июне 1999 г. был подписан первый контракт между НПО Машиностроения и СО «Брамос» без участия государственного посредника.

Название «БраМос» так же является  плодом совместного творчества. На д-ра Калама большое впечатление произвел Санкт-Петербург, набережная Невы. По возвращении в Индию он написал поэму об этой реке. Следует отметить, что А. Калам увлекался поэзией, на английском языке издано 17 его книг.  Находясь под впечатлением увиденного он  предложил назвать СП «БрамНев». В НПОМ напомнили, что они находятся в Московской области и предложили заменить Неву на Москву-реку. Так родилось название «БраМос

Нельзя сказать, что и на индийской стороне все проходило гладко. В своей книге С. Пиллаи пишет, что после получения предложения А. Калама занять должность директора СП многие чиновники высшего ранга отговаривали его от этого утверждая, что сотрудничество с Россией не может быть успешным.  Кроме того отсутствие технических требований к изделию со стороны военных как и обязательств по приобретению продукции делало предприятие весьма рискованным. Существовала оппозиция и в Вооруженных Силах, некоторые высшие военные руководители не скрывали, что будут утверждать, что продукция СП по своим характеристикам не удовлетворяет их требованиям и ракеты необходимо закупать за рубежом. Их целью было продолжить зависимость Индии от импорта вооружений, что зависимость Индии от импорта вооружений, что приведет к увеличению количества получаемых ими взяток. В свете вышеизложенного важным этапом в становлении предприятия был первый пуск,

Чандипур. Перед первым пуском. 2001.

       Чандипур. Перед первым пуском. 2001.

проведенный 12 июня 2001 года с целью демонстрации технических возможностей ПКР,  получения поддержки правительства Индии и высшего военного руководства для развития СП «Брамос» Правительство РФ приняло решение организовать демонстрационный пуск  экспериментально-экспортного варианта ракеты «Яхонт», для чего выделило две ПКР.  Оборудование и ракеты были переброшены на полигон ITR (Чандипур, штат Орисса) двумя рейсами Ил-76. Российские специалисты были первыми иностранцами, допущенными на этот полигон. Их поразило техническое оснащение полигона. Судя по шильдикам на приборах оборудование было изготовлено  не более года назад. Это подтверждало серьезность намерений индийской стороны.

Не обошлось и без происшествий. При выгрузке  резервного изделия (№102) произошло разрушение загрузочной  траверсы, приведшее к его падению на транспортную тележку. Проверка показала, что паров керосина в ТПК нет, следовательно, топливные баки не разрушены. Впоследствии (28.04.02) это изделие без проведения ремонтов и доработок было успешно запущено с прототипа наклонной пусковой установки разрабатываемой для эсминца «Раджпут» и выполнило полет без отклонений от заданной программы.

В течении 10 дней была изготовлена новая траверса и работы продолжились. Сам же пуск, проведенный в присутствии членов правительства РИ и руководства МО на дальность 280 км прошел без замечаний. Не смотря на сложную программу полета, телеметрия показала, что траектория полета соответствовала заданным параметрам. Пуск был признан полностью успешным. Вечером он был показан по большинству индийских телевизионных каналов

 

23 сентября2002 г. Генеральный и Исполнительный директор СП «Брамос» С. Пиллаи и Генеральный директор НПО Машиностроения А. Леонов заложили первый камень в фундамент центрального офиса СП «Брамос» в Нью-Дели, а 4 декабря 2004 г. Президент РФ В. Путин торжественно открыл этот комплекс. Производственное подразделение компании, где производиться сборка ракет «Брамос Интегрейшен Комплекс»  находиться в г. Хайдарабад. В декабре 2007 г. после покупки «КЕЛТЕК» образовано новое подразделение «Брамос аэроспейс Тируванантапурам Лимитед», которое производит различные компоненты  для авиакосмической и атомной промышленности РИ.

Деятельность предприятия

Во всех первоначальных документах предполагалось, что предприятие будет выпускать противокорабельные ракеты, пусть и запускаемые с различных носителей. Одним из основных видов продукции предполагался мобильный береговой ракетный комплекс. В основу был положен задел по ракете «Яхонт», экспортного варианта ракеты «Оникс» прошедшей к тому времени более 50 летных испытаний.

В настоящее же время основной продукцией является РК для сухопутных войск, ракете  которого были приданы не свойственные противокорабельной ракете возможности. Полет с огибанием рельефа местности, способность к крутому пикированию на сверхзвуковой скорости, что, по мнению индийских военных, является необходимой функцией при уничтожении цели в горах, стрельба по не радиоконтрастным целям.  Можно сказать, что с созданием  СП «Брамос» Вооруженные Силы Индии получили возможность вооружения  крылатыми ракетами самого разного назначения и в модификациях максимально учитывающих их требования.

Ракета «Брамос» занимает промежуточное положение между «Ониксом» и «Яхонтом», таким образом можно говорить о семействе, состоящем из трех типов пусть и похожих, но разных по своим характеристикам ракет.

Исходя из соотношения между длиной и диаметром БЧ, существует высокая вероятность что в «Брамосе» сохранена возможность применения специальной боевой части, что и неудивительно для ядерной державы. В этом случае ракета  сможет доставить к цели на заявленную дальность (опять же исходя из веса обычной БЧ в 660 фунтов) ЯБЧ мощностью до 120 кт. Или меньшей, но на большую дальность.

В настоящее время ракетами «Брамос» вооружено не менее 10 судов индийских ВМС. На последних установлены по две 8 ракетных УВП. В 2013 г был произведен пуск ракеты «Брамос» в «обычной версии» с подводной платформы в Бенгальском заливе. Эта ракета, стартующая с глубины 50-60 м,  может быть использована для вооружения индийских подводных лодок без других дополнительных испытаний

На вооружении сухопутных войск находиться 5 полков оснащённых данным РК. Первый из них —  816-й,  был сформирован в 2007 г.  Стоимость одного полкового комплекта около 300 млн. долларов.  Существуют определенные несоответствия в части состава полков. Так по сообщениям индийской печати в состав полка входит 4 трех-ракетных пусковых установки и 90 ракет, в результате простого деления получается не кратное число. С другой стороны возможен состав полка из 4-6 ПУ, и если принять что ПУ пять, то количество ракет совпадает, но возникает вопрос с делением на подразделения в составе полка.

ВВС планируют оснастить авиационным вариантом ракет три полка Су-30 МКИ. В настоящее время эта ракета не готова. 28 июля 2016 г. этот самолет совершил свой первый полет с авиационной версией ракеты, которая на 500 кг легче и на 50 см короче базового варианта. Подтверждены расчетные данные полученные обдувом масштабируемых моделей в аэродинамической трубе.  В августе предполается проверить отцепку изделия от самолета, а первый пуск провести осенью. По словам представителя  компании, выполнено 90% всех работ по авиационному варианту  Военные впечатлены огневой мощью и дальностью,  комбинации самого передового истребителя и нашей ракеты.

Продолжаются работы по варианту «Брамос-мини» предполагается, что использование этого варианта ракеты  позволит повысить загрузку воздушных носителей. Другая цель — возможность использования для пуска ракет, с подводных лодок, торпедных аппаратов. Это позволит значительно повысить огневую мощь и отказаться от закупки ракет «Клаб» находящихся в настоящее время на вооружении индийских ВМС.

В планах компании в течении ближайших 3-4 лет повысить скорость изготавливаемых ракет до 4М.

Продолжаются работы над гиперзвуковым «Брамосом» с расчетной скоростью 6М, предполагается закончить проектирование к 2022 г. и изготовить прототип в «железе» в 2024 г. По данной тематике СП сотрудничает с Московским авиационным институтом.

В компании оценивают объем индийского рынка в 4 млрд. долларов, а экспортный потенциал компании составляет не менее 10 млрд. долларов США.

Никаких задач связанных с локализацией производства не ставиться. Главное – экономическая эффективность. Российская сторона определена как головной разработчик ракеты, Индия же отвечает за наземное оборудование.

КР «Брамос» относится к тем видам оружия, которые оказали не малое влияние на саму структуру ВС Индии, повлияли на сам процесс их строительства. Так их наличие является аргументом в «вечном» споре о количественном составе авиационного парка ВВС, На первом этапе строительства индийских ВВС для обеспечения безопасности страны считалось необходимым иметь в их составе 62-64 эскадрильи. По мере увеличения дальности, оптимизации базирования количество необходимых эскадрилий было снижено до 44. В настоящее время обсуждается вопрос о дальнейшем сокращении авиационного парка до 33 эскадрилий. Это объясняется наличием самолетов Су-30 МКИ обладающих большой дальностью полета и способными, за один вылет  наносить  удары по отдаленным друг от друга целям. Второй фактор – насыщение войск ракетами «Брамос» что позволяет закрепить за ними цели для уничтожения, которых предназначены самолеты с меньшей дальностью полета.  Более того считается что даже часть целей входящих в номенклатуру СУ-30 МКИ необходимо закрепить за «Брамосом» исходя из экономических соображений Стоимость СУ-30 МКИ индийской сборки составляет 75 млн.  долларов а стоимость одной ракеты естественно в десятки раз меньше.

Заключение

Только полное взаимопонимание и обстановка сотрудничества между Российской Федерацией и Республикой Индия позволили дать старт этому успешному проекту. Одним их ключевых факторов были прекрасные отношения, сложившиеся между А. Каламом и Г. Ефремовым. Известность Ефремова как одного из ведущих российских Генеральных конструкторов помогла проломить стену, воздвигнутую российской бюрократией.

С индийской стороны д-р А. Калам так же оказал проекту всю возможную помощь. Очень велика роль премьер-министра Индии Н. Рао, который внимательно следил за осуществлением данного проекта. Когда А. Калам отправил премьеру письмо с предложением о создании СП, то одобренный премьером документ вернулся к нему в тот же день. Это совершено невероятная ситуация для Индии, где любой чиновник даже самого низкого уровня может держать у себя документы сколь угодно долго вымогая взятку или с целью его блокирования получив взятку от конкурента.

С. Пиллаи считает что «Брамос» интересен тем, что это один из немногих успешных проектов в оборонной промышленности Индии, история которой усеяна обломками неудач и провалов. Создание боевого самолета продолжалось 30 лет и закончилось практически ничем, армия недовольна танком «Арджун» стоимость которого составляет 370 млн. рупий (5,5 млн.$), неудачей закончился даже проект создания автоматической винтовки.

По его мнению, во многом эти неудачи объясняются саботажем  со стороны генералитета и политиков, заинтересованных в закупке оружия иностранного производства с целью получения откатов.

Ракетчики же были ограждены от конкуренции со стороны иностранных производителей.  Практически невозможно купить на рынке ракеты с дальностью свыше 300 км, ввиду существующих международных ограничений, впрочем, и покупка ракет меньшей дальности далеко не тривиальная задача. Им была предоставлена полная свобода действий и результатом их работы стал ряд ракет малой, средней и большой дальности являющихся сегодня ядром Командования Стратегических Сил Республики Индия.

Выход Индии на передовые позиции в области науки и техники, укрепление ее обороноспособности ведет к изменению геополитической обстановки во всем мире,  такой ход событий устраивает далеко не всех. И борьба с этим ведется далеко не в «белых перчатках» Достаточно вспомнить историю с продажей российских криогенных технологий в Индию, превратившуюся в настоящий детектив с «черными» рейсами авиакомпаний, арестами индийских ученных агентами ЦРУ, внедренными в индийские спецслужбы и арестами уже этих агентов, «медовыми ловушками» и прочими обязательными  атрибутами шпионских романов. Не являются чем-то невообразимым  и акты индивидуального террора и убийства ведущих индийских ученных и конструкторов, например работавших по проекту создания индийской АПЛ «Арихант» (S-73)

Вопрос развития имеет несколько философский оттенок, так как  не вызывает сомнения   невозможность остановки технологическое развитие одного из крупнейших государств планеты. И не имеют значения, какие методы для этого используются, будь то акты  индивидуального террора или навязывание «международным сообществом» и «цивилизованными странами» различных договоров по нераспространению или ограничению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ПРИЗМА // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru