РЭБ. Корея. «Сирена»

После высадки американских войск и последовавшего затем  наступления возникла угроза их выхода к границам  КНР И СССР.  После писем Кир Ир Сена Сталин и Мао Дзедун приняли решение оказать КНДР военную помощь.  Китайцы отправили в Корею 300 000 корпус китайских народных добровольцев (КНД),  в составе 30 пехотных и 4 артиллерийских дивизии. Советский Союз в свою очередь, предоставил авиационное прикрытие для стратегических объектов в Маньчжурии и  транспортных артерий на территории КНДР.

В период с ноября 1950 по декабрь 1951 советскими летчиками было сбито 564 самолета противника, потеряно 71 (7,9:1) Однако уже в 1952 это соотношение составило 394 и 177 (2,2:1)

1Такой рост потерь объяснялся прибытием на ТВД новых американских истребителей F-86. В СССР считали, что главное преимущество американской машины в радиолокационном прицеле. Было предпринято несколько попыток «принудительной посадки» F-86 «Сейбр», однако, все они закончились безрезультатно.
6 октября  1951 г. полковником Е.Г. Пепеляевым (вероятно, лучшим советским летчиком той войны-23 победы) был подбит F-86A, пилот которого, ввиду повреждения катапульты, совершил вынужденную посадку на территории контролируемой КНД. Пилот был эвакуирован американской спасательной службой. Начались бомбардировки места посадки истребителя, Однако прилив, скрыл самолет,  и китайцы смогли снять с него значительную часть оборудования и доставить в Москву.

2В результате исследования было установлено, что на самолете установлен оптический прицел, сопряженный с радиодальномером. Такая комбинация хоть и не позволяла вести огонь ночью, тем не менее, резко повышала точность огня в дневных условиях, за счет точного определения дальности для цели. Дальность определялась на дистанциях более 4000 метров, а эффективный огонь можно было открыть уже с дистанции около 2500 метров.

В СССР же в это время, без особых успехов, разрабатывался радиолокационный прицел. На тот период его дальность была всего 800 метров, а вес около 120 кг, что не позволяло устанавливать его на истребители. Впрочем, это отдельная история с обвинениями в «преклонении перед западом», натурными экспериментами, восторжествовавшей правдой и с отправкой виновных из Москвы «служить на Курилы»
3Одним из участников изучения американского оборудования  был лейтенант Вадим Викторович  Мацкевич,  который занимался определением характеристик американского радиодальномера. В процессе работы он пришел к мысли, что для борьбы с американской авиацией можно использовать наработки времен Великой Отечественной войны, по  противодействию немецким ночным истребителям Ме-110, оснащенным РЛС. Идея Мацкевича заключалась в использовании сигнала радиодальномера для предупреждения пилота МИГ-15 о готовящейся атаке.
Основным тактическим приемом, используемым американской авиацией в Корее была атака с задней полусферы при возвращении МИГов на аэродромы базирования, в это время солнце светило в спину советским летчикам. Расчеты показывали,  что возможно предупреждение на дальности 8-10 км, а это  давало достаточно времени для подготовки к отражению атаки.

Обратившись по команде,  лейтенант Мацкевич, не встретил понимания у руководства НИИ (ну что это за прибор размером с пачку сигарет, к тому же и у американцев такого нет). После чего он переговорил на эту тему с Г.Т. Береговым, в то время испытателем МИГов НИИ ВВС. Георгий Тимофеевич, через своего сослуживца, С.А. Микояна, племянника главного конструктора МИГов А.И. Микояна, устроил с ним встречу. Главный конструктор, оценил предложение лейтенанта и упомянул о нем при очередном докладе И.В. Сталину, и тот распорядился провести испытания прибора в боевой обстановке.

На тот момент В. Мацеевичем была разработана только принципиальная схема. С помощью работников НИИ-108  А.Г. Рапопорта  (впоследствии Главный конструктор аппаратуры электронного наблюдения космического базирования) и военного представителя А.И. Стрелкова была выпушена необходимая документация  и изготовлена установочная партия из 10 изделий. Прибор представлял собой простой одноламповый одноканальный приемник, настроенный на частоту радиодальномера. Принимаемый сигнал проходил предварительное усиление. Размеры приемника – меньше телефонного аппарата, позволяли без особых проблем монтировать его на истребителе МИГ-15.  Приемнику было присвоено название «Сирена», позднее, летчики в Корее, называли его «Товарищ»

Лейтенант Мацкевич, был командирован в Китай для проведения войсковых испытаний. Приемник получил самые положительные отзывы летчиков. Мацкевичу было присвоено звание капитан (через звание). Сталин распорядился в течении 3 месяцев изготовить 500 приемников.
На совещании у Булганина задание Сталина было доведено до директоров предприятий. Однако те считали его выполнение невозможным, так как, по их мнению, только на подготовку производства требовалось не менее двух лет.  Тем не менее,  директор НИИ-108 (ныне ЦНИРТИ) А. Берг взялся за выполнение этого задания, при условии сдвига вправо сроков выполнения текущих работ.

Мацкевич получил приказ остаться в Китае и заниматься установкой приемников на самолеты и решением возникающих проблем. Из Москвы прибыли два сотрудника соответствующих органов «оперативник» и «инженер» для оказания помощи, информирования руководства (дело то на контроле у Сталина) ну и конечно «чтобы не убежал к белогвардейцам в Харбин или Мукден»

Неожиданно стали поступать сообщения об увеличении частоты ложных срабатываний приемника. Летчики стали отключать приемник.  Начались разговоры,  что Мацкевич ввел тов. Сталина в заблуждение. Последствия было не трудно представить.  Не вызывало сомнений   что дело в детекторах, срабатывание, а зачастую и разрушение которых приводило к появлению ложных сигналов.  Однако их в наличии не было и  «чекисты» предложили позвонить в Москву к их коллегам. Начальник узла связи, узнав причину звонка удивился. По его словам  этих детекторов на любой нашей РЛС в Корее  были ящики, а  вот с продуктами у них было туго. Бойцы невидимого фронта быстро раздобыли необходимые продукты, и был произведен взаимовыгодный обмен по принципу «ящик на ящик»

В это время был подбит МИГ полковника Шепелева.  В беседе с ним, он высказал предположение, что ложные срабатывания вызваны вибрациями.  Так как проявлялись, в основном,  при пикировании,  а самолеты были, уже в войсках, оснащены дополнительными тормозными щитками, и какие там вибрации никто не представлял. Были проведены контрольные полеты, и данная версия полностью подтвердилась. Приемники были «завернуты» в амортизационную резину и ложные срабатывания прекратились.

В ходе эксплуатации, выяснилось, что в период дождей, радиооборудование самолетов выходит из строя по причине попадания влаги.  Это делало невозможным производство полетов в первой половине дня, до высыхания оборудования.  Это в полной мере относилось и к «Сирене». Были испробованы различные способы герметизации, но без успеха. Мацкевич обратил внимание на китайских солдат, заливавших  рисовой смолой стыки аэродромных плит. Не смотря на сомнения по поводу электронной лампы, он просто окунул приемник в чан со смолой. После этого приемник стал работать вне зависимости от погодных условий.

Простой одноканальный приемник, стоимостью 150 рублей, позволил значительно сократить потери истребителей, стоимость которых составляла порядка 800 000 рублей за машину, сохранить жизни многим летчикам.

За  разработку « Сирены» В.В. Мацкевич,  А. Г. Рапопорт и А. И. Стрелков были представлены к Сталинской премии, которую в связи со смертью последнего так и не получили. Капитан Мацевич был награжден орденом Красной звезды

Китайские товарищи, высоко оценили данную разработку и, зная о порядках в нашей армии, обратились с соответствующим ходатайством к Мао Дзедуну. Тот распорядился через китайское посольство в Москве приобрести в подарок В. В.  Мацевичу автомобиль «Победа» и выделить 4000 рублей на строительство гаража, что и было исполнено. Кроме того, по предложению командовавшего войсками  КНД, маршала Пэн Дэхуая, В. Мацевич прошел курс лечения в одном из лучших китайских санаториев.
4 

Советские ВВС, в корейской войне, представлял 64 истребительный авиационный корпус в составе трех авиационных дивизий,  двух зенитных артиллерийских дивизий и ряда вспомогательных частей. Управление корпуса находилось в  г. Мукден. Первоначально корпус входил в состав оперативной группы советских ВВС в КНР под командование Главного Военного советника НОАК генерал полковника С. Крассовского. Позднее был включен в состав объединенной воздушной армии под командованием генерала Л. Чженя. В состав ОВА входили 3 советские, 4 китайские и одна корейская авиационные дивизии.  На 1 ноября 1952 г в 64 ИАК числился  441 летчик и 321 самолет (МИГ-15 бис-303 ед., и Ла-11 – 18 ед.)

За время войны советские летчики провели 63229 боевых вылетов, участвовали в 1790 воздушных боях,  и сбили 1097 самолетов противника.  Огнем зенитной артиллерии корпуса было уничтожено  212 вражеских самолетов.  Военнослужащими корпуса было захвачено в плен и передано КНР и КНДР  262 американских летчика.

Потери корпуса оставили 335 самолетов (из них в боях 319).  Погибло 109 летчиков, умерло от болезней и несчастных случаев -16.   Орденами и медалями  было награждено 3504 военнослужащих корпуса, 22 летчика стали Героями Советского Союза. За время корейской войны, в 64 ИАК воинскую службу прошло около 40 000 человек

В конце 1950 года первые вылеты в Корею совершили и летчики КНД. По официальным китайским данным, они сбили 330 самолетов противника (по советским —  271). Боевые потери авиации КНД  составили 231 самолет, кроме того 168 машин было  потеряно по другим причинам.

Потери авиации КНДР не известны и вероятно составляют около 200 самолетов, в основном поршневых Як-9.

По последним данным американских историков США потерли в Корее порядка 3500 самолетов,  в том числе боевые потери составили  2000 машин. Погибло 1144 летчика, 306 было ранено, 214 попало в плен,  40 пропало без вести.
6

В Корее,  в районе реки Ялу, 29 (по другим данным 25) ноября 1950 г в результате бомбардировки американской авиации погиб личный переводчик маршала Пэн Дехуая,  сын председателя Мао Дзедуна  —  Мао Аньин.  Капитан РККА, член ВКП (б), участник ВОВ и войны с Японией, награжденный за бои в провинции Чахар и при переходе через Большой Хинган орденом Красной звезды и медалью За боевые заслуги.  В СССР он жил под именем Сергей Маев.

Мао Дзедуну о смерти сына сообщили лишь в январе 1951 г. Узнав об это, он сказал: «Погиб простой боец,  и не надо делать из этого особое событие только потому, что это — мой сын. Неужели оттого, что он — мой сын, сын Председателя партии, он не может погибнуть во имя общего дела народов Китая и Кореи»

Его жена  Лю  Сунлинь, узнала о смерти мужа только через три года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ПРИЗМА // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru