БМПТ «Терминатор». Все что Вы хотели узнать, но стеснялись спросить.

Работы над БМПТ начались в СССР в 80-е годы. Естественно опыт афганской войны оказал свое влияние, впрочем, как и израильский опыт переделки трофейных советских танков в тяжелые БТР «Ахзарит». Военное руководство разработкой данного вида БТ намеревалось решить более глобальную задачу, чем обстрелы колонн с гор. А именно компенсировать нехватку личного состава для комплектования мотострелковых частей.

Так как никому даже в страшном сне не могло присниться бросить в город машину (или 2 машины — танк + БМПТ) без пехотного прикрытия то в БМПТ предусматривался и десант. Верховный Главнокомандующий своим приказом № 325 еще в 1943 г объяснил это тугодумам, а последующие наказания нерадивых исполнителей, выработали у военного руководства, правильное понимание данного вопроса на десятилетия вперед. Таким образом, первоначальная концепция предусматривала разработку, своего рода, тяжелой БМП.

Головным разработчиком было утверждено ГКСБ-2. Челябинская машина вероятно и сегодня является лучшим из того было создано в этом классе. Не смотря на то, что идея со спешивающейся частью экипажа (5 человек из 7) представляется несколько недоработанной.

Машина имела 6 каналов ведения огня и обладала достаточной защищённостью. После того как БМПТ лишилась десанта, она превратилась по сути в легкий танк, работа над которым велась по ОКР «Судья». Интерес военных к ней резко упал. Тем не менее, работы продолжались до конца ССССР. Еще одной причиной падения интереса к БМПТ стало несоответствие машины военной доктрине Советского Союза. Огонь и натиск. Ввиду больших технических трудностей, а так же по причине того, что иметь легкий танк и БМП даже для СССР было не по карману, от легкого танка отказались а НТЗ был использован при создании БМП-3.

Можно сказать, что БМП-3 и есть советская БМПТ (легкий танк). Авиатранспортабельность (в том числе и вертолетная), плавучесть и мощный комплекс вооружения, позволяющий ей работать не только «вместе с танком» но зачастую и «вместо танка» сделали ее оптимальным вариантом для действий в составе ОМГ (отдельных корпусов).

На первоначальном этапе разработки этой машины рассматривались различные варианты вооружения, в том числе и соответствующий нынешнему составу вооружению БМПТ, но был отвергнут. Оценка проведенная в соответствии с НИР «Подавление» подтвердила его низкую огневую мощь и бесполезность в тактическом плане. Существует только одна причина, по которой он мог стать эффективным через 30 лет – монополизм объединенный с жаждой денег.

Интересно, что выдающийся конструктор, академик А. Шипунов, посмотрев доложенный ему компоновочный эскиз БМПТ, прямо на нем сделал примечательную надпись «Этой машине не жить» и расписался. Как мы видим он был прав, она и не живет.

Следующий всплеск интереса к этой машине естественно пришелся на период осмысления итогов первой чеченской. Результаты были позорны для еще совсем недавно второй, а то и первой армии мира. Впрочем, и другие ведомства показали себя не лучше. По поводу прорыва боевиков Радуева из Комсомольского после захвата роддома в Кизляре – Они сняли обувь и побежали босиком по снегу и мы не могли их догнать Мы никогда не думали, что так быстро можно бегать босиком по снегу… Естественно никто не сказал, что штаб операции все дни просто пьянствовал, в том числе и во время прорыва боевиков, а некоторые его руководители находились практически в невменяемом состоянии.

Ну а Б. Ельцин со своим пьяным – там 38 попугаев снайперов и они за каждым следят, при этом изображающий пальцем ствол снайперской винтовки – просто приговор режиму. Прямо бункер Гитлера в апреле 45 г. Блеющие сегодня о «святых девяностых» это уже забыли или желают возврата?

Виновником позора чеченской войны был назначен П. Грачев – «Паша-мерседес» и высшее военное руководство, во многом не безосновательно. Действительно не мог же быть виновником позора проамериканский, насквозь коррумпированный и продажный дерьмократический режим во главе со «святым-алкоголиком» Ельциным.

В попытке усидеть на своих местах высшее военное руководство принялось писать различные доклады «обобщающие опыт войны», в которых сотни страниц были связаны одним лейб-мотивом «Не виноватая я. Это все они…».

Этот «полет армейской мысли» впечатляет своей «парадоксальностью и вниманием к мелочам» Так как уровень подготовки л/с оказался нулевым, то необходимо сократить сроки подготовки и ввести ускоренную программу. Вероятно, исходя из принципа раз все равно мы ничему бойцов не учим, то ни к чему их даром кормить, пусть идут воюют. В качестве опыта приобретенного в ходе компании предлагалось «В состав мастерских МРС-АР ввести электроинструмент с отрезными шлифовальными кругами типа «Болгарка» по 2 ед.», приобрести немецкую аппаратуру для радиоперехвата на 1,5 млн. долларов (причем с указанием моделей и фирм у которых приобрести) и т.п.

Для обоснования огромных потерь в танках, сравнимых с потерями в десятилетней афганской войне (по некоторым сведениям превосходящими) была выдвинута версия, что это произошло из-за отсутствия в СВ легкобронированных боевых машин (с вооружением как у «Шилки») для решения задач отличных от танковых, способных уничтожать легкобронированную технику и «облизывать» танки противника.

Можно подумать, что чеченские танки и ББМ были какой-то проблемой для федеральных войск. Почему это не может быть та же БМП, которая не раз доказала свою способность «облизывать» почему то не уточнялось. Однако даже в той обстановке никому не пришло в голову делать танк с мелкокалиберным оружием

В 1996 г у Министра обороны Радионова было проведено специальное совещание по этому вопросу, в ходе которого выяснилось, что даже у военного руководства, нет понимания, что это за машина и для чего она нужна. Как всегда, было решено продолжить изучение вопроса и впоследствии заказать ОКР.

Забегая немного вперед, можно сказать, что в военной среде, так никогда и не был достигнут консенсус по вопросу необходимости этой машины, ее облика, да и задач которые она призвана решать. Так начальник ГАБТУ генерал-полковник Маев считал, что такая машина нужна, а начальник ГШ Макаров, то же танкист по образованию, что нет. На мой взгляд, по многим вопросам мнение С.А. Маева более весомо, однако в данном случае с ним, вероятно сыграл злую шутку «афганский опыт». Он проходил службу и в должности начальника вооружения 40 армии.

В ГАБТУ было разработано ТЗ на проведение ОКР «Рамка-99». Следует отметить, что главной задачей решаемой в этой теме, было заявлено сокращение потерь л/с мотострелковых подразделений, а никак не «охрана и оборона» танка.

К этому времени ЧТЗ как самостоятельное предприятие прекратил свою работу, а вся документация по БМПТ была передана в Нижний Тагил.

Приступив к выполнению работы, УКТБМ, как и положено монополисту, просто наплевало и на наработки ЧТЗ и на ТЗ ГАБТУ. Ведущий конструктор ОКР «Рамка-99» А. Яковлев в своем интервью сказал примерно следующее: мы изначально не разрабатывали машину в соответствии с требованиями ГАБТУ.

Мы делали длинную руку и зоркий глаз. Задача БМПТ из засады уничтожать танки и малоскоростные воздушные цели на дальности до 10 км. Она не предназначена для уничтожения, как он говорит, гранатометчиков, т.е. танкоопасной живой силы. Не работает она и в одном строю с танками. Такая вот снайперская винтовка на гусеницах. При этом он утверждает, что они создали Танк 2.0.

Для тех, кто в танке БМПТ – получив государственные деньги на разработку БМ в соответствии с ТТЗ ГАБТУ, Яковлев (т.е. УКБТМ), предварительно прочитав любимого им Гудериана, разработал никому не нужную машину, которая в его представлении является боевой машиной будущего. Очень аккуратно выражаясь это как минимум «нецелевое расходование бюджетных средств» со всеми вытекающими последствиями. Понятно, что такую комбинацию провернуть одному Яковлеву не под силу.

Далее, в интервью, следует рассказ, как БМПТ разделает «Армату», про картонные бомбы, летающие БМПТ и БМП, возможность установить на БМПТ 40 НУРСов и сносить пятиэтажки и т.п. Впрочем, как раз по поводу «Арматы», он может быть во многом и прав, тем более что добавляет «в ее нынешнем виде»

БМПТ Вид сверху. Компановка

То что БМПТ создана не для «городских» боев было ясно давно. Об этом говорят результаты моделирования боев с ее участием, вернее исходные данные. Модель боя 200 наших танков и 200 БМПТ против 348 американских поддерживаемых 216 ТОУ-2 и 250 Драконами вряд ли можно отнести к «антитеррористической» и даже штатные «агитаторы» не рискнут утверждать, что вся эта масса техники противника была расположена на «верхних этажах зданий». В итоге из 200 БМПТ выжило 20, то есть 10 %, но и тут было найдено оправдание – БМПТ более эффективна, чем танк и поэтому является приоритетной целью.

В общем, время танков прошло и им на смену пришла БМПТ разработки УКБТМ.

Военные конечно требовали доведения изделия до требований ТТЗ, даже понимая бесперспективность машины, УКБТМ в свою очередь требовало изменить ТТЗ. Бюрократия же. С учетом работ по «Курганцу-25», «Бумерангу» да и по Т-15 эта история приобретала какой-то налет сюрреализма. А так как А. Сердюков любил деньги не меньше руководства госкомпаний, а может и больше, то он закрыл данный проект, при полной поддержке Генерального штаба. К этому времени к руководству ВС пришли люди, не нуждающиеся в оправдании своей роли в первой чеченской войне.

В дальнейшем это стало поводом для спекуляций: «Казнокрад и мебельщик Сердюков не дал хода такой прекрасной и нужной машине как БМПТ», «военные бюрократы из ГОМУ зарубили БМПТ, так как ее экипаж 5 человек, а не 3 как в танках». ГОМУ, когда нужно было, ОШС родов войск создавало, не то что 5 человек в экипаж вводило.

Понятно, что на снижение ударной мощи танковых частей никто не пойдет. Следовательно, БМПТ можно ввести только как дополнительный элемент. Значить, необходимы дополнительные трейлеры, ж/д платформы и авиация для переброски, инженерные и переправочные средства, топливозаправщики, автомашины обеспечения и т.д. и т.п. Люди для обслуживания всей этой техники. Это сложнейшие вопросы, требующие больших затрат. Достаточно вспомнить, что СССР так до конца и не решил проблему нехватки топливозаправщиков, возникшую после принятия на вооружение Т-80, ввиду повышенного расхода топлива ГТД. В случае если эти проблемы будут решены, то возникнет резонный вопрос, почему не ввести в ОШС полноценный танк, который является боевой единицей, в отличие от БМПТ, являющейся вспомогательной машиной, к тому же имеющей более высокую стоимость.

Время от времени появляющиеся в прессе или на телевидении рекламные статьи и передачи являются всего лишь пиаром, целью которого – «втюхать» покупателю не нужный ему товар. Следовательно, никакой практической ценности не имеют. Много лет «большую партию БМПТ, собирается закупить Алжир» или, о Боже, даже Израиль «заинтересовался БМПТ» и т.д. По какой причине мнение алжирских генералов должно хоть как то влиять на отношение к БМПТ, военного руководства нашей страны абсолютно не понятно. Более того, обещать, а тем более интересоваться, не значить жениться. Ну а пиетет перед такой «великой бронетанковой державой» как Израиль, не понятен в принципе. Странна не имеющая не то что танкового завода, а даже производства стали, не продавшая ни одного своего танка, не смотря на десятилетия рекламы, вряд ли может быть примером для нас.

Более интересно заявление генерального директора АО «НПК «Уралвагонзавод» Александра Потапова. По его словам одна БМПТ заменяет 6 БМП и 40 солдат. С учетом существующей ОШС (взвод у нас не «китайский») можно предположить, что по стоимости одна БМПТ соответствует 6 БМП. В остальном — обычный «полет мысли эффективного менеджера от оборонки».

Постоянная смена предназначения БМПТ (в зависимости от конъюнктуры) только подтверждает тезис о ее ненужности. Первоначально это была БМПТ. Так как название БМПТ вызывало непонимание у заказчиков (скорее у заказчиков вызывало непонимание назначение и недостаточная огневая мощь) было принято решение о переименовании в БМОП, вопрос поддержки кого и чего видимо у маркетологов не стоит.

По мере роста вовлеченности РФ в сирийский конфликт, машина стала позиционироваться как контртеррористическая, и именно на эту функцию делается акцент в последние годы. Наивным было бы считать, что в УКБТМ не знают требования к технике данного назначения, тем более после работ по БКМ-1 и БКМ-2. Для такой машины не нужен запас топлива в 500 км, полезнее — больше боеприпасов. Нет необходимости в 2 пушках и уж тем более не нужна «Атака-Т». Не нужны дорогие прицельные комплексы и т.д. После этого встает вопрос о необходимости танкового шасси. И самое главное борьба с терроризмом не является мало-мальски значимым приоритетом для ВС РФ. Эта задача возложена на Росгвардию. А это совсем другие серии и, следовательно, деньги.

Кстати если кто то считает что стоимость тех же прицелов это не особо значимые цифры, то будет не прав. В свое время публиковались данные по «Леклерку» — стоимость панорамного прицела составляла 14,3% общей стоимости танка, а основного двигателя всего 11,2%, прицел наводчика стоил больше чем само орудие.

Согласно последним сообщениям «Уралвагонзавод» формирует облик нового, третьего поколения боевых машин поддержки танков «Терминатор», которые смогут поражать любые цели, заявил Сергей Абрамов, индустриальный директор кластера «Вооружение» корпорации «Ростех», в которую входит УВЗ. Другими словами – дайте денег, и мы сделаем Вам не просто «Терминатор», а «Терминатор-вундерваффе», который убьет всех (!!!). Но не сейчас, а лет через 5-8. Впрочем, из этой новости следует, что МО закупать существующие машины не будет, что уже само по себе не плохо.

УКБТМ приступило к созданию БМПТ-3, с экипажем из 3 человек и 57-мм вооружением. Другими словами речь уже не идет про «5 пар глаз», про «шквал огня» из 30-мм, о большом запасе боеприпасов и прочих глупостях. Остается надеяться, что новая итерация ЗСУ 57-2 на очень дорогом шасси, будет разрабатываться за деньги «Ростеха» а не МО.

Главным противником ВС РФ являются высокотехнологичные армии стран НАТО, а не бандформирования различного толка. Основной ТВД – европейский, а не пустыни Сирии или даже горы Кавказа. С учетом огромного перевеса в промышленном потенциале и численности населения единственный вариант ведения боевых действий для ВС РФ это наступление, естественно при конвенциальной форме конфликта.

Воссоздание танковых армий свидетельствует, что военно-политическое руководство РФ это понимает. Вероятно, в будущем будут воссозданы и ОМГ (или аналогичные им соединения) являвшиеся главной головной болью НАТО во времена СССР.

Победа в современном бою достижима только при высокой маневренности и подвижности подразделений, частей и соединений, их высочайшей огневой мощи. Тем более эти факторы значимы при проведении наступательных операций. Вторая мировая война и последующие крупные локальные конфликты подтверждают этот тезис.

При проведении Висло-Одерской стратегической наступательной операции на глубине в 500 км противником было создано 8 основных и 3 дополнительных оборонительных рубежа. В результате стремительных действий советских танковых армий были сорваны попытки немецких войск занять заранее подготовленные рубежи в глубине обороны, и они были разгромлены либо частями или на марше. Ф. Меллентин касаясь Висло-Одерской операции писал:

« Русское наступление развивалось с невиданной силой и стремительностью…. Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 г. Европа не знали ничего подобного со времен гибели римской империи».

Было в очередной раз продемонстрировано превосходства маневренности перед броней.

Все сегодняшние вопли НАТО о захвате Прибалтики за 60 часов связаны именно с этим. Они просто не успевают. Генерал Стивен Шапиро заявил «Если добираться 45 дней, опоздаешь на войну». Скорость развертывания войск из стратегического преимущества превратилась в фактор сдерживания. Для России это особенно важно.

Отсюда и требования по запасу хода, авиатранспортабельности, железнодорожному габариту, плавучести и т.д. и т.п. Кстати требование преодолевать водные препятствия является одним из важнейших. На Западном ТВД при темпе наступления 50-60 км в сутки необходимо форсировать 5 или более, узких водных преград (шириной 60 м) и двух средних (300 м) а через сутки одну широкую (более 300 м). Таким образом, вопрос, что лучше дополнительная бронезащита или плавучесть для нашей армии не стоит. Как правило, максимально возможный уровень бронезащиты принимается после решения вопроса обеспечения плавучести.

Танки основная ударная сила сухопутных войск. По своей ударной мощи и спектру решаемых задач ничего более совершенного, чем танк сегодня нет. Основное преимущества танка это обнаружение и уничтожение противника «здесь и сейчас», в отличие от той же артиллерии. Вековая история развития танков показала нежизнеспособность концепции легкого танка, чем, по сути, и является БМПТ в понимании УКБТМ. Установка же мелкокалиберного оружия на шасси ОБТ является и экономически нецелесообразной.

Заявления  о защищенности БМПТ не хуже основного танка так же весьма спорны. Согласно ТТТ к БМПТ разработанным еще в СССР лобовая проекция корпуса и башни должна противостоять на дальности 3000 м БПС с бронепробиваемостью 700-725 мм и ПТУР – 1300 мм. Крыша обитаемого отделения — выдерживать попадание кумулятивного заряда с бронепробиваемостью 250 мм. Согласно сообщениям башня БМПТ способна противостоять огню 14,5 мм пулемета, по другим сообщениям 25 мм автоматической пушки. Лобовая броня БМП-3 – выдерживает попадание 30 мм снаряда. Сравнивать же с башней Т-72 смысла не имеет. Поражении БМПТ при неблагоприятных условиях ведет к гибели 5 человек, танка-трех. Опыт показывает, что к повышению бронезащиты необходимо относится очень осторожно, зачастую это не только не приносит реальной пользы, но и ухудшает боевую эффективность машины.

Утверждения что опыт Афганистана, Чечни, Сирии (???)и других локальных конфликтов подтвердил необходимость БМПТ для вооруженных сил и что машина проектировалась с его учетом ничем не подтверждены. Более того противоречат реальности.

За период афганской войны ни один советский танк не был поражен в верхнюю проекцию. Боевые повреждения от фугасов составили у танков -75%, БМП- 63%, БТР- 57% от общего их количества. Именно по этой причине оснащение советских танков высокоэффективной КАЗ «Дрозд» общую ситуацию не изменило и не могло изменить.

В Ираке и Афганистане потери личного состава армии США от фугасов достигали 80 и 75% от общих потерь. Что и заставило американцев приобрести 27 000 MRAP за 40 млрд. долларов.

Огромное кладбище американской военной техники около базы Арифджан и до сих пор ржавеющие на обочинах афганских дорог советские танки в основном результат работы подрывников, а не мифических гранатометчиков затаившихся в проемах окон. Для того чтобы избежать дискредитации американской военной техники, даже американским журналистам, запрещают съемки на этом кладбище.

Когда говорят про опыт чеченской войны, то сразу возникает вопрос какой именно? Первой или второй. До апреля 1995 г (то есть практически за 3 первых месяца) сухопутные войска безвозвратно потеряли 65 танков, 169 БПМ, 120 БТР, 72 прочих бронированных машины, всего 426 ББМ. С учетом того что на 10.12.94 г в привлекаемых войсках находилось 102 танка (в том числе 20 танков резерва), 231 БМП, 362 БТР уровень потерь зашкаливает. Всего за первую чеченскую войну безвозвратные потери танков составили по данным различных военных источников от «более 100» до 200 единиц, что в принципе не противоречит друг другу. В Афганистане максимальные годовые потери танков были в 1981 г – 28 шт., а БТР и БМП в 1983 – 186 шт. За всю войну в Афганистане было потеряно 147 танков.

За период активных боевых действий в период второй чеченской войны (Дагестан и Чечня) безвозвратные потери составили 10 танков (из 400 привлекаемых), 150 БМП, 48 БТР.

Чем вызвана такая огромная разница? Появились БМПТ? Или все же технику привели в минимально боеспособное состояние, повысилась тактическая грамотность командиров, перед введением в бой проводилось дополнительное обучение личного состава в собственно ОГВ. В первую войну, если механик-водитель проехал 3 км, а наводчик пострелял из ПКТ считалось что это достаточный уровень обучения. Ну и никто не требовал взять Грозный « к 00.01 1 января 1995 г с обязательным докладом Президенту Российской Федерации»

«Шилка» и «Тунгуска» находились в колоннах просто потому что они входили в штат выдвигаемых частей и обеспечивали их прикрытие от авиации противника. В дальнейшем придавались ВВ, ВДВ и прочим подразделениям, имеющим изначально низкую огневую мощь. Использовались для охраны и обороны мостов и переправ и т.д. В боях в Грозном из-за нехватки бронетехники входили в состав некоторых бронегрупп (2 танка, 4 БМП, 2 ЗСУ). И если «Тунгуска» палила ЗУР по окнам домов это не потому что это эффективно, а от отчаянья.

По апрель 1995 г. было выведено из строя 12 «Шилок» (из 42 имеющихся). Три из них были повреждены из РПГ, 1- артиллерийским снарядом, 1 из танковой пушки, 1 столкнулась с ам «Урал», остальные — отказ техники и неправильная эксплуатация. При такой интенсивности применения говорить об их необходимости и эффективности странно.

Основная масса бронетехники была уничтожена из РПГ, с дистанции 30-100 м. Если техника уничтожается практически на расстоянии пистолетного выстрела это уже не вопрос бронирования, приборов наблюдения и уж тем более наличия БМПТ, это вопрос выполнения требований БУСВ, тактической грамотности командиров и вменяемости вышестоящего командования.

Что же касается шума поднятого в части «сирийского опыта применения БМПТ» то на эту тему вполне откровенно написал А. Хлопотов

«Ваш покорный слуга буквально умалял одного из заместителей генерального директора НПК «Уралвагонзавод» «пробить» отправку в Сирию БМПТ или БМПТ-72 хотя бы с заводскими экипажами и «засветить» их участие в Сирийской войне роликами в YouTube. Этот «рекламный» ход мог бы радикальным образом стимулировать закупки боевых машин нового класса, как Российской Армией, так и иностранными заказчиками»

Потом последовали несколько странные сообщения в прессе: «Однако в этом плане «Терминатору» хорошо помогла Сирия», — заявил источник в российском ОПК. По его словам, несколько машин были отправлены в зону боевых действий и там очень хорошо проявили себя. Правда, не в качестве боевых машин поддержки танков — масштабных танковых боев в Сирии так и не было, — а как хорошо защищенные тяжелые боевые машины пехоты» Как может использоваться БМПТ, не предназначенная для перевозки пехоты как ТБМП знает наверно только этот источник в ОПК. Все это наводит на мысль что вся эта сирийская история не более чем очередная пиар акция, к тому же плохо подготовленная.

В части строительства и оснащения вооруженных сил, к опыту локальных конфликтов следует относиться крайне осторожно. Классический пример – ошибочное решение о расформировании механизированных корпусов в 1939 г принятое на основании опыта БД в Испании и неудачных действий 25 и 45 МК при освобождении Западной Украины и Белоруссии.

Боевые действия ОКСВА показали, что для войны в горных условия оптимален угол вертикальной наводки 600 Что и было учтено при создании БМП-3 и БТР-80. У БМП-2 он был изначально выше (750). Американцам на «Бредли» так же удалось повысить угол вертикальной наводки с первоначальных 57 до 590. Конструкторы БМПТ не смогли решить эту задачу. УВН БМПТ 450.

В части боевых действий в населенных пунктах, БМПТ почему то сравнивают с танками, словно они вооружены 125 мм пушкой, а не с БМП. Уровень бронирования вопрос в данном случае второй, если не третий. Достаточно решить простой прямоугольный треугольник. Высота 5-этажного дома 15 метров, 9- этажного соответственно 27. При УВН 130 Т-72 может обстрелять верхний этаж с дальности 65 и 117 м соответственно. Для БМПТ эти расстояния будут соответственно 15 и 27 м. Вступать в бой с гранатометным расчетом находящимся выше не то что на дальности 15 метров, но и на дальности 117 метров безумие, хотя бы потому что в данном случае траектория гранаты совпадает с линией визирования и промахнуться можно только специально.

В бою на таких дистанциях теряются все преимущества современных прицельных систем, СУО, да и пушек в принципе. Главный принцип как раз прямо противоположный – уничтожать противника на дистанциях, на которых он не может ответить. Вряд ли кому из сторонников БМПТ придет в голову имея автомат идти и драться с противником на ножах. Вопрос что увидит экипаж в прицелы на расстоянии (и тем более на высоте) 15 или там 50 метров остается открытым.

Разговоры о какой-то высокой эффективности вооружения БМПТ лишены каких либо оснований и уж тем более при ведении БД в населенных пунктах. Да собственно это и не срывают разработчики. Выбор двух 30 мм орудий, ведущий конструктор объяснил необходимости борьбы с низкоскоростными воздушными целями, а не каким то «подавлением огнем» ТЖС. В век высокоточного оружия это было бы странным. Собственно именно поэтому применена пушка 2А42 а не 2А72. Однако для борьбы с воздушными целями 2Х30 мм пушки мало, а для борьбы с ТЖС избыточно. Для поражения воздушной цели необходимо попадание 5-7 30-мм снарядов, что при отсутствии РЛС весьма маловероятно.

Калибр 30 мм, в принципе не обладает необходимой огневой мощью. Его выбор обусловлен только отсутствием орудий калибра 40-45 мм. К сожалению, наша промышленность до сих пор не смогла освоить выпуск 45-мм «телескопа» Бесперспективность 30 мм калибра понимают и разработчики БМПТ, ниже приведен график выживаемости БМПТ при вооружении 30 и 45 мм орудиями. Выживаемость при такой замене повышается в два раза.

Выждиваемость БМПТ в зависимости от калибра ее вооруженияИспользование 57 мм орудия во многих случаях избыточно, по этому вопросу велась довольно длительная дискуссия, однако отсутствие 45 мм орудия, другого варианта просто не оставила. Расчеты показывают, что вес этого орудия с боекомплектом более чем в 2 раза превосходит вес, зарезервированный на легкобронированной технике для пушки.

По расчетам наших специалистов для поражения расчета ПТРК на дальности 2000 м с вероятностью 0,9 необходимо: если он на открытой местности израсходовать 40 30 мм снарядов с места и 70 в движении. Если расчет в окопе, то 100 и 150 снарядов соответственно. В свою очередь шведы посчитали, что уничтожения укрытого ПТРК с вероятностью 0,66 на той же дистанции необходимо 235 40-мм ОФС.

Площадь поражения 30 мм снарядом живой силы в положении стоя – 40 м2 а лежа – 10. Однако уже на расстоянии 1,5-2 м количество осколков массой 0,5 гр. и более (всего около 200 шт.) имеющих скорость 500-600 м/с падает в разы, а энергию необходимую для поражения противника имеют единицы. Заряд ВВ 30 мм снаряда – 48,5 гр. (у ранних модификаций меньше) в то время как у того же танкового ОФС – 3,4 кг. А площадь поражения танкового ОФС около 700 м2, специальные же снаряды, предназначенные для уничтожения ТЖС имеют площадь поражения и 1300 и 3000 м2, в зависимости от конструкции.

Снаряд 30 мм пушки не может пробить кирпичную стену в один кирпич (по бетону несколько лучше). Для того, что бы укрыться от огня часто хватает отойти от оконного проема или перейти в другую комнату. От 125 мм снаряда не спасет, даже если противник перебежит в другую квартиру, зачастую и на другом этаже.

Все разговоры об экономии боеприпасов, более дорогих 125 мм снарядах, «огромном запасе боеприпасов на «Терминаторе» не имеют под собой абсолютно никакой почвы. Стоимость б/к, ничтожна по сравнению со стоимостью танка, даже если не брать в расчет жизни экипажа. Более того, если танк расстреляв весь боекомплект, уничтожит десяток солдат противника, это уже высокий результат. Достаточно посмотреть статистику расхода снарядов на одного убитого. Боекомплект БМПТ по 30-мм выстрелам 880 шт. на два ствола. У БПМ стандартный вариант – 500+250 в боеукладке.

Применение в БМПТ ПТУР «Атака-Т» по словам Яковлева, обусловлена их сверхзвуковой скоростью, дающей возможность стрельбы по мало скоростным воздушным целям. Создается впечатление, что он создавал засадную зенитку без РЛС.

Минимальная дальность стрельбы этой ракетой 400 м, что делает ее совершено не пригодной для применения при ведении БД в населенных пунктах. Этот факт, еще одно подтверждение «маркетинговости» утверждения, что при создании БМПТ был учтен опыт войны в Чечне. Он как раз говорит о полной бесполезности ПТУР с минимальной дистанцией стрельбы 400 м. в населенном пункте. В боях в Грозном наиболее эффективными оказались ПТРК «Фагот» как раз потому что минимальная дистанция стрельбы у них 70 (50) м.

Вопрос эффективности ПТРК не однозначен в принципе. Как писал один «танковый бюрократ»:

«Дальность, при которой время поражения ПТУРСом становится меньше времени поражения пушкой, превышает дальность, при которой вероятность поражения ПТУРСом становится выше, чем у пушки»

При этом пушка успевает сделать минимум два выстрела, за время выстрела ПТРК, а стоимость снаряда примерно в 20 раз меньше чем стоимость ПТУР второго поколения. При бое на дистанциях 3 000 м и более, в условиях европейского ТВД из-за рельефа местности, может быть обнаружено только порядка 6% целей. При идеальном состоянии атмосферы, что бывает далеко не всегда. Так в Харькове, после того как заказчик ввел требование обязательного отстрела ПТУР на предельную дальность, танки месяцами дожидались погоды, и это в полигонных условиях.

БМПТ «Терминатор» не решает главную задачу – сокращение потерь л/с мотострелковых подразделений. Невыполнение требований ТТЗ делает ее малопригодной для боевого применения. Задачи, для решения которых ее хотят предназначить решаются существующими силами и средствами. Вызывает сомнение необходимость иметь машины данного класса в принципе. Машина с ТТХ уступающими предшественнице 30-ти летней давности вряд ли может вызвать одобрение у заказчика. Стоимость БМПТ ощутимо выше, чем Т-90. Представляется что позиция противников принятия БМПТ на вооружение ВС РФ намного более обоснована, чем сторонников. Во всяком случае в нынешнем ее виде.

Агрессивная рекламная компания, развернутая по этому поводу имеет целью оказания давления на руководство МО. Любой, кто выступает против этой машины сразу же обвиняется в «антипатриотизме» и объявляется либералом, в плохом смысле этого слова. Повторяется история с авианосцами, такой же бесполезной, но дорогой игрушкой,  способной принести огромные прибыли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 ПРИЗМА // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru